Партизаны Украины без мифов и легенд: только цифры и факты

Фото:  Партизаны Украины

Партизанско-подпольное движение как фактор победы над гитлеровскими захватчиками. О партизанщине в Украине — профессионально.

30 октября 2001 года Президентом Украины был подписан Указ № 1020 «О Дне партизанской славы», согласно которому «с целью всенародного чествования подвига партизан и подпольщиков в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, увековечения их памяти» был установлен праздник День партизанской славы. С 2002 года этот праздник ежегодно отмечается на государственном уровне 22 сентября.

Среди ключевых событий прошлого Украины, действительно святых понятий нашей памяти была и остается Великая Отечественная война, и в целом судьба украинского народа в период Второй мировой войны. Победа над нацизмом не только спасла украинский народ от уничтожения или рабства претендентов на всемирное господство, но и создала базовые для современного государства цивилизационные факторы — соборность этнических украинских земель в рамках единого государства, закрепленные в международно-правовом измерении границы, членство в ООН, единый народ.

Каждый непредвзятый человек, патриот должен осознавать эту историческую константу, отдавать должное тем миллионам наших предков, ратной победой создавших предпосылки для существования суверенного, территориально целостного Украинского государства. Без уважительного отношения к Победе трудно себе представить пребывание Украины в кругу европейских народов — таких же жертв и борцов с нацизмом, ее плодотворные отношения с нашими соседями, постсоветскими государствами, ведь украинская земля обильно полита кровью воинов — представителей многих народов тогдашнего СССР.

Закономерно, что Украинское государство на законодательном уровне закрепило общественно-политическую значимость увековечения памяти о Великой Отечественной войне, приняв в 2000 г. Закон Украины «Об увековечении Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Настоящий Закон принят «отмечая всемирно-историческое значение Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, которая оказала решающее влияние на весь ход Второй мировой войны, исходя из исторических традиций Украинского народа хранить память о защитниках Отчизны, учитывая необходимость постоянной заботы о ветеранах Великой Отечественной войны и жертв нацизма». Закон подчеркивает, что «уважительное отношение к памяти о Победе и ветеранам Великой Отечественной войны является священным долгом государства и граждан Украины».

Действительно, именно наши предки внесли решающий вклад в спасение человечества от уничтожения и порабощения теми, кто претендовал на мировое владычество. Ведь на Восточном фронте потерпели поражение 507 из 607 дивизий агрессоров, нашли могилу три четверти живой силы и техники гитлеровской коалиции.

Одним из главных театров военных действий Второй мировой войны была украинская земля. Около 7 миллионов выходцев из Украины стали в ряды Действующей Армии, половина из них оплатила ценой собственной жизни за свободу и будущее грядущих поколений. Всего война и террор оккупантов забрали в вечность 8-10 миллионов жителей Украины, ее материальные убытки составили 40 процентов от потерь СССР. Украинскую землю покрыли 280 концлагерей, 180 лагерей для военнопленных. Около 2 млн. украинцев попали в фашистское рабство.

К осени 1943-го здесь воевала почти половина советских Вооруженных сил. В историю Второй мировой вошли такие масштабные операции, как освобождение Донбасса, Битва за Днепр и освобождение Киева, стратегические наступательные Корсунь-Шевченковская, Крымская, Львовско-Сандомирская, Ясско-Кишиневская операции, освобождение Закарпатья.

Но был и еще один фронт Победы — партизанско-подпольная борьба на оккупированной агрессорами территории Украины, других республик СССР.

Организация партизанско-подпольного движения на начальном этапе войны сопровождалось многочисленными трудностями и большими жертвами. Их можно было бы избежать, как бы не серьезные просчеты предвоенного периода, а также трагические события 1930-х годов. Однако уже с середины 1942 г. партизанско-подпольное движение стало весомым фактором вооруженного противоборства с агрессором — весьма серьезным противником, ведь хорошо известны мастерство антипартизанских операций, изуверство карательных акций и возможности спецслужб III Рейха.

Десятки тысяч вооруженных партизан Украине наносили чувствительные удары по тылам врага, поставили под серьезную угрозу его коммуникации, проводили масштабные диверсионные кампании. Противник нес ощутимые потери, но главное — подсчитано, что в целом партизаны СССР отвлекли на себя до 50 расчетных дивизий агрессоров. В критические для фронта моменты эта сила могла стать переломной ...

Во время освобождения Украины в 1943-1944 годах было налажено стратегическое взаимодействие между действующей армией и партизанскими силами, которые усилили удары по коммуникациям врага, захватывали переправы, держали в напряжении тыл врага.

Свидетельством роста военного искусства партизан стали тысячекилометровые рейды по тылам противника. Трудно подсчитать, сколько людей спасли народные мстители от насилия и депортаций на территории «партизанских краев» — самостоятельно освобожденных и удерживаемых партизанами регионов Украины.
Плодотворно работала партизанская разведка.

На базе партизанских отрядов и соединений эффективно действовали десятки оперативных групп советских спецслужб. Часть партизан Украины приняла активное участие в освобождении от нацизма славянских народов, на основе украинских партизанских отрядов и опергрупп создавались целые партизанские бригады в государствах Восточной Европы.

Учитывая масштаб партизанства, широкую социальную базу его поддержки и боевой эффект от ударов армии партизан Украины, современники могут уверенно считать войну на оккупированной территории большим фактором разгрома агрессоров, ярким примером патриотизма, свободолюбия украинского народа.

Приходится признать, что в советские времена прошлое партизанства стало едва ли не наиболее идеализированной, лакированной страницей Великой Отечественной войны. А многое из архивно-документального наследия оказалось в печально известных спецхранах.

«Партизаны Украины» 1942 год. Автор Яков Давидзон
«Партизаны Украины» 1942 год. Автор Яков Давидзон

На некоторые аспекты партизанско-подпольного движения вообще распространилось полное идеологическое табу. Среди них — просчеты в организации партизанства, проблема отношений партизан с местным населением и украинским антикоммунистическим повстанчеством, проявления предательства, гипертрофированное представление роли правящей партии и спецслужб в организации партизанства, статистические приписки в определении численности партизан и их боевых результатов и т.п..

Все это обусловило информационный шок в обществе, связанный со снятием идеологических предрассудков, открытием ранее недоступных массивов первоисточников, распространением идейно-методологического плюрализма в обществе и науке, развитием международных связей ученых.

Однако введение в научный оборот ранее закрытых или «идеологически неудобных» материалов, критическое использование серьезных произведений зарубежной историографии по проблеме, применение новейших методов научно-исторических исследований не должны привести к игнорированию очевидных макроисторичних обстоятельств.

Не допустимо, чтобы такое масштабное и стратегически значимое явление как партизанско-подпольное движение, при всех досадных аспектах его бытия, сводилось в общественном сознании к простецким и унизительным штампам. Не может кем-то выдернутое фото Сидора Ковпака, танцующего на подпитии, стать настоящим символом народного сопротивления страшнейшему в истории человечества агрессору.

Среди проблемных, дискуссионных узлов истории партизанского движения — вопрос о соотношении народной воли к сопротивлению агрессорам и роли государства в организации партизанско-подпольной борьбы. Создается впечатление, что отдельные современные авторы главной целью обращения к теме партизанства выбирают доказательство «искусственного характера» борьбы в тылу врага, которую, мол, насаждали против воли населения сталинские спецслужбы и партийные органы. З

начительные усилия прилагаются к утверждению мнения о принудительном характере партизанства, противопоставление государства и народов СССР. Думается, что такие работы, в конечном счете, направлены не столько на углубленное изучение истории партизанства, сколько на доказательство идеологизированного тезиса о «чужой» для украинского народа войне, «замене одной оккупации другой», и наконец — дискредитацию общенародного сопротивления на фронте, за полосой фронта, трудовой победы в тылу.

Вероятно, главный стимул этих усилий, которые разворачиваются на фоне демагогических призывов к «устранению комплекса неполноценности малоросса» — не в получении истины, а в попытке лишить сознание украинского народа одного из «алтарных камней» — гордости за решающий вклад в Победу над самым страшным агрессором в истории человечества. Победу, напомним, достигнутую нами совместно с другими народами СССР и Объединенными Нациями, что вообще обрекает нас на вычеркивание из контекста архиважных событий мировой истории.

Действительно, государства и его специальные службы выступали организаторами внефронтовой борьбы. Тем, кто знает историю мирового партизанства, известно, что обращение государства к организации партизанских действий является эффективным способом противостояния агрессору в условиях трудного положения на основных фронтах (что и имело место в условиях катастрофических поражений Красной Армии в 1941-1942 гг, оккупации всей территории Украины).

Более того, трудности начального этапа партизанского движения как раз и обусловила стратегическая ошибка военно-политического руководства СССР по сворачиванию предварительной подготовки к партизанской войне. Еще с 1925 г. разворачивается сеть спецшкол, которые готовили командиров партизанских отрядов, радистов, подрывников (среди выпускников — десяток будущих командиров прославленных партизанских отрядов).

Пять спецшкол Украинского военного округа научили 80 диверсионно-организаторских групп (600 профессионалов), способных действовать в тылу противника. В западных регионах осели на жительство организаторы подпольных групп, которые овладели для прикрытия гражданских ремеслами. Были созданы передовые образцы минно-взрывной техники, отлично зарекомендовавшие себя во время гражданской войны в Испании.

В украинских лесах заложили 73 базы и хранилища для «пятой колонны» на особый период. Однако с 1934 года в СССР взяла верх доктрина «наступательной войны малой кровью на чужой территории», и как следствие — программу подготовки к войне в тылу поспешно свернули, базы ликвидировали, уничтожили даже учебные пособия.

В годы «Большого террора» многих «профи» репрессировали, уцелел один их процент! Прекратили обучение армейских командиров азам партизанства.

Вспомним, что всего в 1941 г. в окружение попали 16 советских армий. Если бы эти войска приступили к масштабной партизанской войне, бои, наверное, не шли бы в десятках метров от Волги. В период войны в Украине, писал легендарный «главный диверсант Красной Армии» Илья Старинов, не погибло ни одно партизанское формирование под руководством «профессиональных партизан». К сожалению, до начала фашистской агрессии в СССР даже не было налажено производство компактных раций для партизанско-подпольных формирований. Волюнтаризм в отношении «малой войны» стоил большой крови...

Несомненно — предвоенная политика сталинизма обеспечила оккупантам немало добровольных помощников. В немалой степени сотрудничество части советских граждан с оккупантами было вызвано репрессивной политикой советской власти в 1920-1930-х гг и жесткими методами построения новой социально-экономической модели «мобилизационного» или «казарменного» социализма того периода.

Даже историки КГБ СССР, исследуя уголовные дела на осужденных этой категории, пришли к выводу, что почти 80% осужденных за участие в карательно-репрессивных формированиях советских граждан перешли на сторону врага из определенных политических соображений, из-за стремления отомстить за притеснения в предвоенном сталинском СССР. Так, «враждебное отношение к советскому государственному и общественному строю» составило мотивы перехода на сторону врага в 44% случаев, «несогласие с политическим режимом в СССР» — 13%, «буржуазно-националистические взгляды» — 10% (в Западной Украине — четверть случаев), «неверие в победу» — 11%.

Во время оккупации в свои хозяйства вернулись около 20 тыс. «раскулаченных» зажиточных крестьян, которые создали (по признанию органов НКГБ) значительное количество групп для восстановления своих имущественных прав и сотрудничали с оккупантами, мстили за обиды советской власти. Например, в Николаевской области группа зажиточного крестьянина Б. «Мстители» выдала оккупантам более 20 партизан и членов компартии, часть членов группы стала агентами гитлеровских карательных органов. Там же «Комитет репрессированных и обиженных» (десятки бывших «кулаков») сотрудничал с оккупантами, по их наводке гитлеровцы казнили свыше 20 человек.

Однако сложившаяся в исторической науке цифра в 1,5 млн. советских граждан, сотрудничавших с оккупантами, разительно контрастирует с той долей народов, которые встали на защиту Родины (в действующей армии сражалось свыше 6 млн. украинцев и выходцев только из Украины).

Отдельно стоит коснуться проблемы численности партизан Украины. К интересному выводу пришел, кстати, известный советский исследователь партизанской борьбы полковник КГБ В. Боярский: до 20% населения примут участие в борьбе против оккупантов, до 10% — станут коллаборационистами, а 70% займут пассивно-выжидательную позицию.

Уже после войны Хрущев назвал цифру в 220 тыс. партизан Украины, в дальнейшем канонизированную. Между тем, реальная численность активных партизан и не может быть огромной, учитывая природные условия Украины и присущую всем партизанам и единственно приемлемую для них тактику действий малыми группами («малой войны»).

За первые три месяца войны органы госбезопасности оставили на оккупированной территории 314 партизанских отрядов и групп (11 249 участников) и 69 диверсионных групп (800 человек). После создания в июле 1942-го Украинского штаба партизанского движения Четвертое управление НКВД УССР передало ему 1017 партизанских отрядов (25 тысяч человек). В марте 1943 г. ЦШПД докладывал Сталину, что в Украине партизанит 12 631 человек, плюс (оценочно) до 50 тыс. в отрядах, с которыми потеряна связь.

Силы партизан росли даже в трудное для СССР время. Если С. Ковпак в сентябре 1941 г. ушел в лес с 4 соратниками, то уже в 1942 г. его отряд приступает к дерзким рейдам по тылам врага, а летом 1943 г., перед знаменитым Карпатским рейдом, Сумское партизанское соединение насчитывало почти 2 тыс. бойцов.
Напомним, что по оценкам специалистов по партизанской и контрпартизанской борьбе, один партизан приковывает к себе до 10 солдат военно-полицейских сил противника. 50 расчетных дивизий Германии и ее союзников, которые оттянули на себя партизаны СССР, в критические моменты на фронтах могли принести победу агрессору. Считается, что за весь период войны партизаны Украины отвлекли на себя более 780 тыс. воинов армии и вспомогательных формирований Германии и ее союзников.

(Печатается с сокращениями. Окончание следует)

Дмитрий Веденеев, историк, по материалам Украинского института национальной памяти

Перевод: «Аргумент»


Источник: “http://argumentua.com/stati/partizany-ukrainy-bez-mifov-i-legend-tolko-tsifry-i-fakty”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя